(no subject)

Ты многого, слишком ты многого хочешь!
Тоскливо и жадно любя,
напрасно ты грезам победу пророчишь,
когда он глядит на тебя.

Поверь мне: он женщину любит не боле,
чем любят поэты весну...
Он молит, он манит, а сердце — на воле
и ценит лишь волю одну!

И зори, и звезды, и радуги мая —
соперницы будут твои,
и в ночь упоенья, тебя обнимая,
он вспомнит о первой любви.

Пусть эта любовь мимолетно-случайно
коснулась и канула... Пусть!
В глазах у него замечтается тайна,
тебе непонятная грусть...

Тогда ты почувствуешь холод разлуки.
Что ж делать! Целуй и молчи,
сияй безмятежно, и в райские звуки
твои превратит он лучи!

Но ты... ты ведь любишь властительно-душно,
потребуешь жертв от него,
а он лишь вздохнет, отойдет равнодушно —
и больше не даст — ничего...

В. Набоков

(no subject)

“Он говорил: «Беллетрист толкует, например, об Индии, где вот я никогда не бывал, и только от него и слышно, что о баядерках, охоте на тигров, факирах, бетеле, змеях – все это очень напряженно, очень прямо, сплошная, одним словом, тайна Востока, – но что же получается? Получается то, что никакой Индии я перед собой не вижу, а только чувствую воспаление надкостницы от всех этих восточных сладостей. Иной же беллетрист говорит всего два слова об Индии: я выставил на ночь мокрые сапоги, а утром на них уже вырос голубой лес (плесень, сударыня, – обьяснил он Дорианне, которая поднимала одну бровь), – и сразу Индия для меня как живая, – остальное я уж сам воображу».”
"Камера обскура"

(no subject)

Видел сегодня как мужчина крестился на Макдональдс. А потом на светофор. А потом на гастарбайтеров, ремонтирующих дорогу. Оказалось, что крестился он на все. Не переставая. Просто шел и крестился. Крестился и шел. Любопытная сцена, которая могла бы навести человека на разные мысли. О жизни и смерти. О вере и Боге. Мне же в голову пришла только одна мысль, вернее вопрос: как у него, черт побери, не устает рука?

(no subject)

Если перед показом своего фильма режиссер говорит, что его кино нужно смотреть внимательно, что там много символов и метафор, то скорее всего это значит, что там отсутствует сюжет, в большом количестве присутствует закадровый текст, у оператора кривые руки, а самое крепкое, что есть в этом фильме (помимо символов и метафор) – это актеры. Потому что они деревянные.

Роуд муви

В Интернете куча списков лучших «роуд муви». Чаще всего они очень странные. Я решил, что таких странных списков недостаточно и решил составить свой. Может, кому-то пригодится.

1. «На обочине». Реж. А. Пейн.
2. «Почти знаменит». Реж. К. К...роу.
3. «Тельма и Луиза». Реж. Р. Скотт.
4. «Сломанные цветы». Реж. Д. Джармуш
5. «Маленькая мисс Счастье». Реж. В. Фарис и Д. Дэйтон
6. «Простая история». Реж. Д. Линч
7. «И твою маму тоже». Реж. А. Куарон
8. «Париж, Техас». Реж. В. Вендерс
9. «Настоящая любовь». Реж. Т. Скотт
10. «На дороге». В. Саллес
See More

Which Lie Did I Tell

Есть много книг по сценарному мастерству. Какие-то более полезные. Какие-то менее. А есть книга Уильяма Голдмана «Which Lie Did I Tell» (продолжение книги «Adventures in the Screen Trade».)

В ней автор не пишет о том, на какой странице должен быть поворотный пункт, а на какой нужно спасти котика, чтобы герой понравился зрителю (автор в своем уме, и, кроме того, у него 2 Оскара: за «Всю президентскую рать» и «Бутча Кэссиди»). А пишет о своей карьере в Голливуде, о своих успе...хах и провалах, о том, какие фильмы он писал и что из этого получалось. Пишет честно, увлекательно, не стесняясь признавать свои ошибки. Но самое интересное (для меня по крайней мере) даже не это. В конце Уильям Голдман публикует сценарий, который написал специально для этой книги. И рассуждает об удачных и неудачных местах. Приводит доводы в пользу тех или иных сценарных решений. Но и это еще не все. Заплатив всего лишь 11 долларов 47 центов (серьезно, столько стоит электронная версия книги), вы получаете рецензию этого сценария от других мастеров жанра. И если некоторые рецензенты разбирают сценарий вполне спокойно и безобидно), то некоторые, в частности Тони Гилрой, сценарист «Адвоката Дьявола» и «Борнов», разносит его в пух и прах (напоминаю, Уильям Голдман – обладатель 2-х Оскаров). И как же за этим интересно наблюдать! Вот, например, один из наименее обидных пассажей:

"Who the hell is this thing for, anyway? I mean, not to sound like the lowest MBA Hollywood scum here, but who’s supposed to be watching this? If it’s for kids, it’s way too boring. If it’s for adults, then where’s the meat?"

Одни только эти комментарии стоят нескольких книжек про «котиков». В общем, прекрасная книга. Думаю, что не пожалеете, если прочитаете.

Сидни Люмет о "прекрасном монтаже"

So many misconceptions exist about editing, particularly among critics. I’ve read that a certain picture was “beautifully edited.” There’s no way they could know how well or poorly it was edited. It might look badly edited, but because of how poorly it was shot, it may in fact be a miracle of editing that the story even makes sense. Conversely, the movie may look well edited, but who knows what was left on the cutting room floor. In my view, only three people know how good or bad the editing was: the editor, the director, and the cameraman. They’re the only ones who know everything that was shot in the first place.

(no subject)

Прекрасная книга Сидни Люмета "Making Movies". Вот несколько забавных выдержек о сценаристах.

"Often the last to arrive is the writer. He is last because he knows that at this point he is the target. At this moment, anything wrong can only be his fault, since nothing else has happened yet. So he moves quietly to the coffee table, stuffs his mouth full of Danish so he won’t have to answer any questions, and tries to become as small as possible".

Most writers are so used to being slapped around that they’re stunned that I want them at rehearsal. Only twice has this backfired. Once, the writer fell in love with the leading lady. He showed his love by trying to make her feel as insecure as possible. He was hoping she’d ask him to help her with her part at night. She complained to me, and I had to ask him to leave.